Назад

Матерщинник в Масштабе Дивизии

А.Деревянко

В 1973-75 годах я служил в Советской Армии. Сразу после института, в звании лейтенанта. Было это, конечно, очень неприятно, но по прошествии некоторого времени плохое забывается, и вспоминаются только забавные эпизоды. Один из таких эпизодов я и решил записать, пока он не забылся совсем.

Служил я в ракетных войсках, и полк наш базировался вблизи города Майкопа, Адыгейской АО. А штаб дивизии находился в городе Орджоникидзе.

Как раз закончился первый год моей службы, я перешел в разряд "фазанов", когда в один прекрасный день объявляют, что в дивизии состоится Слет Молодых Офицеров, и весь соответствующий контингент нашего полка повезут туда. Мы восприняли это спокойно и скорее положительно: посмотрим новый город и вообще - какое-никакое разнообразие. Я к тому же должен был в этот день заступать в наряд, так что появилась возможность уклониться.

Так и произошло. Привезли нас автобусом в Орджо во второй половине дня, мы погуляли по городу, посидели в ресторане, переночевали во вполне пристойной казарме, а назавтра с утра и начался этот самый Слет. В актовом зале перед нами с трибуны распинались разные серьезные люди, а мы тихонько кемарили в зале.

С основным докладом выступал нач.политотдела дивизии полковник С. Сидя во втором ряду, я сквозь полудрему слышал, как он рассказывает, что молодые офицеры у нас в общем хорошие, даже очень, но встречаются и некоторые плохие. Вот, например, такой-то и такой-то - пьянствуют, а такой-то и такой-то - мало читают художественную литературу, а есть и такие, которые "подлинную требовательность к подчиненным подменяют тем, что устраивают им разносы с матерной бранью", среди таких - Деревянко из майкопского полка.

Следует отметить, что ненормативную лексику я знаю и применять умею. Но никогда не применял ее по солдатам, так как не считаю возможным обложить человека, который не может ответить тебе тем же. Так что, заявление полковника С. стало для меня абсолютным сюрпризом.

А напротив меня, на сцене, в президиуме сидит нач.штаба нашего полка, подполковник Ф., хороший мужик и хорошо ко мне относившийся. И он смотрит со сцены на меня круглыми глазами, а я круглыми же глазами смотрю на него.

В перерыве Ф. подходит ко мне и спрашивает:

- Слушай, Деревянко, кого это ты так обложил, что до дивизии докатилось?

- Товарищ подполковник, - отвечаю, - да я ни сном, ни духом... даже слов таких не знаю... и т.д.

- Хорошо, - говорит Ф. и подходит к полковнику С.

- Товарищ полковник, - говорит, - вы в своем докладе сказали, что Деревянко матом ругается, а он и мухи не обидит - да посмотрите: вот он сам стоит.

Я стою тут же и изображаю ангелочка.

- Да? - говорит полковник С. И вопрошает окружающих его подчиненных, - А где майор такой-то, который мне доклад писал?

Подчиненные зашустрили, вызвали этого несчастного майора.

- Что же ты, @#$! - заорал С. - написал мне, что Деревянко подчиненных матом ругает? Да он, @#$! и мухи не обидит, @#$! Да я тебя, @#$! ...

Далее полковник изгалялся в ненормативной лексике минут 15, не переводя дыхание. Я был отмщен.

Но это еще не все.

Назад нас опять везли автобусом, а нач.штаба ехал на свое УАЗике и, естественно, прибыл в полк раньше нас и все рассказал нашим офицерам.

Когда наш автобус остановился, как раз напротив казармы моего подразделения, офицеры-сослуживцы встретили меня овацией и приветствиями. И когда коллеги из соседних подразделений поинтересовались причиной шума, им объяснили, показывая на меня:

- Смотрите, это у нас - Шурка. Шурка - матерщинник в масштабе дивизии. В дивизии был разбор, отмечали лучших матерщинников. П. (П. был главным инженером полка и ругался как извозчик) - не отметили, Т. (заместитель П.) - не отметили, а Шурку нашего - отметили. Так что, вы нас обижать не смейте, а будете обижать - мы Шурку нашего позовем, и он вас так обложит в масштабе дивизии, что вам мало не покажется.

И до самого конца службы я с гордостью носил почетное звние Матерщинника в масштабе дивизии.


Назад