КаталогИндекс раздела
НазадОглавлениеВперед


VI. ПУТЬ СЛОВА

"Он сядет здесь и будет распоряжаться: Сделайте то! Сделайте это!-- Но абсолютно ничто не сдвинется с места".
(Г. С. Т р у м е н. "О президентской власти")

Допустим, что в распоряжении руководителя есть несколько дисциплинированных и опытных архитекторов и большой коллектив разработчиков. Как руководитель сможет добиться того, чтобы все разработчики услышали, поняли и реализовали решения, предложенные архитекторами? Каким образом группа из 10 архитекторов сможет обеспечить концептуальное единство системы, которую создают 1000 человек? Целая технология, позволяющая это осуществить, была разработана для проекта Системы 360, и она равно приложима к проектам создания программного обеспечения.

Письменные спецификации - руководство

Руководство, или письменная спецификация, является необходимым инструментом, хотя и недостаточным. Руководство - это внешняя спецификация конечного продукта. Оно описывает каждый элемент системы с точки зрения пользователя и предписывает его поведение. И как таковое представляет собой основной результат работы архитектора.

Круг за кругом проходит процесс его подготовки, и в это время обратная связь с пользователями и разработчиками показывает, где проект неудобен для использования или реализации. Для разработчиков важно, чтобы все изменения квантовались, т. е. в графике отмечались датированные версии.

Руководство должно описывать только все то, что видит пользователь, в том числе все сопряжения; оно не должно содержать описания того, что не видно пользователю. Этим занимается разработчик, и здесь его творческая свобода не должна ничем сковываться. Архитектор всегда должен быть готов - оказать пример реализации того свойства, которое он описывает, но ему не следует и пытаться навязывать конкретную реализацию.

Изложение должно быть точным, полным и очень подробным. Часто пользователь будет обращаться только к одному определению, поэтому каждое из них должно повторять все основные моменты, и все они должны быть согласованы между собой. Это превращает чтение руководства в весьма скучное занятие, но здесь точность важнее, чем живость изложения.

Единство "Принципов действия Системы 360" обусловлено тем, что они вышли из-под пера только двух авторов - Джерри Блау и Андриса Падегза. Идеи, в них изложенные, принадлежали примерно десятку людей, но для того, чтобы сохранить соответствие между продуктом и его описанием, превращать эти идеи в текстовые спецификации должны были один или два человека. Чтобы дать какое-нибудь определение, необходимо принять целый ряд мини-решений, которые не требуют подробного обсуждения. Примером такого рода в Системе 360 могут служить детали установления "кода условия" после каждой операции. Нетривиальным, однако, является принцип, согласно которому такие мини-решения должны быть полностью непротиворечивы.

Приложение к "Принципам действия Системы 3GO", написанное Джерри Блау, я считаю лучшим из всех когда-либо виденных мною руководств. В этом приложении очень точно и тщательно описываются пределы совместимости Системы 360, указывается, к чему следует стремиться, и перечисляются те области внешнего окружения, где архитектура умышленно хранит молчание и где результаты, полученные на разных моделях, могут отличаться друг от друга, где один экземпляр данной модели может отличаться от другого или где, наконец, система может отличаться от себя самой после каких-то технологических изменений. Авторы руководств должны стремиться именно к такому уровню точности, они обязаны определять то, чего нельзя делать, столь же тщательно, как и то, что можно.

Формальные описания

Английский язык, как и все другие естественные языки, нельзя считать идеальным средством для таких описаний. Поэтому Создатель руководства сам должен накладывать строгие ограничения на язык с тем, чтобы достичь необходимой точности. Использование формальной системы обозначений представляется очень привлекательным выходом из этого затруднения. В конце концов точность - это основа, смысл существования формальной системы обозначений.

Давайте рассмотрим сильные и слабые стороны формальных описаний. Как уже отмечалось, формальные описания точны. Они стремятся быть максимально полными; пробелы более заметны, а потому скорее заполняются. Зато они непонятны. Когда речь идет об английской прозе, всегда можно назвать принципы ее организации, указать структуру на различных этапах или уровнях и привести примеры. Несложно перечислить исключения и выявить противоречия. И что важнее всего, можно объяснить, почему это так, а не иначе. Достаточно разработанные формальные описания вызывают изумление своей элегантностью и доверие - своей точностью. Но для того, чтобы их содержание можно было легко уяснить самому и объяснить другим, необходимы пояснения. По этим причинам я считаю, что будущие спецификации должны состоять как из формальных, так и текстовых описаний.

Старая пословица предупреждает: "Никогда не выходи в море с двумя хронометрами: бери один или три". Ее вполне можно отнести и к проблеме текстовых и формальных описаний. Если у вас есть и то, и другое, то одно должно быть стандартом, а второе - производным описанием, что следует указать ясно. В качестве исходного стандарта можно выбрать любое из них. Алгол-68 имеет в качестве стандарта формальное описание и, кроме того, поясняющее текстовое описание. Стандартное описание PL/I дано текстом, а формальное описание - как производное. Система 360 также имеет текстовое описание в качестве стандарта и рядом - производное формальное описание.

Существует множество способов представления формальных описаний. Бэкусова - Наурова форма (БНФ), разработанная для описания языков, широко освещена в литературе.2 Формальное описание PL/I использует новую систему обозначении абстрактного синтаксиса, и она адекватно описана.3 Язык APL, разработанный Айверсоном, применялся для описания машин, в частности, IBM-70904 и Системы 3605.

Белл и Ноэлл предложили новую систему для описания конфигураций и архитектуры машин и проиллюстрировали ее на примере нескольких машин, включая PDP-8 фирмы DEC6, IBM-70904 и Системы 3607.

Почти все формальные описания воплощают реализацию аппаратуры или системы программного обеспечения, внешние спецификации которой они определяют. Синтаксис можно описать и без этого, но семантику обычно описывают с помощью программы, которая выполняет определяемую операцию. Это, конечно, реализация, и как таковая она диктует архитектурные решения. Необходимо указать, что формальное описание приложимо только к внешним спецификациям, и следует сказать, что они собой представляют.

Не только формальное описание является реализацией, но и реализация может служить формальным описанием. Именно этот принцип использовался при создании первых совместимых ЭВМ. Новая машина должна соответствовать старой. Какие-то места в руководстве непонятны? "Спросите машину!". Нужно было разработать тестовую программу, определяющую поведение старой машины, и добиться того, чтобы новая машина проходила через этот тест.

Программы-имитаторы аппаратуры или математического обеспечения могут использоваться точно таким же образом. Это реализация: она работает. Поэтому все вопросы описания можно разрешить путем ее проверки.

Использование реализации в качестве описания имеет некоторые преимущества. Все вопросы разрешаются однозначно посредством эксперимента. Дискуссии не нужны, потому что ответы получаются быстро. Ответы всегда точны в той степени, которая нужна, и они по определению верны. Но, кроме преимуществ, такой подход имеет и очень много недостатков. Реализация может вызвать переопределение даже внешних спецификаций. Ошибка в синтаксисе в реализации приводит к любому результату; в "чистой" системе этот результат является лишь указанием на некорректность и ничем больше. В "неряшливой" системе могут появиться самые разнообразные побочные эффекты, которые могут быть использованы программистами. Когда мы предприняли эмуляцию ЭВМ IBM-1401 на Системе 360, то обнаружилось около 30 различных "курьезов", или побочных эффектов, вызываемых, предположительно, ошибочными операциями, которые, однако, стали широко использоваться и должны теперь рассматриваться как часть описания. Реализация, выступающая в качестве описания, предлагает избыточные определения; она говорит не только о том, что машина должна делать, но, в значительной степени, и о том, как она это должна делать.

Кроме того, реализация будет иногда давать неожиданные и незапланированные ответы на трудные вопросы, это описание de facto оказывается неэлегантным в таких конкретных местах как раз потому, что они в свое время не были продуманы. Их воспроизведение в другой реализации может дорого обойтись. Например, некоторые машины не полностью очищают регистр множимого после умножения. Явление это по своей природе - часть фактического описания, однако его воспроизведение может помешать использованию более быстрого алгоритма умножения.

Наконец, использование реализации в качестве формального описания таит в себе опасную возможность перепутать, что именно является стандартом: текстовое описание или формальное. Это особенно справедливо в отношении программных имитаторов;

Кроме того, нельзя вносить модификации в реализацию, пока она служит стандартом.

Прямое внесение

В распоряжении архитектора систем математического обеспечения есть превосходный метод распространения и внесения определений. Он особенно полезен для установления, если не семантики, то синтаксиса межмодульных сопряжении. Заключается этот метод в задании описания передаваемых параметров или совместно используемой памяти, и в требований, чтобы реализация включала данное описание через операции периода компиляции (макрокоманды или % INCLUDE в PL/I). Кроме того, если обращение ко всему сопряжению осуществляется только по символическим именам, то описание можно изменить путем добавления или введения новых переменных только ретрансляцией используемой программы без ее изменения.

Конференции и разбирательства

Нет никакой нужды говорить о том, что совещания необходимы. Кроме сотен частных консультаций, необходимы более формальные встречи. Мы считаем, что полезно их проводить на двух уровнях.

Первый - это еженедельные совещания всех архитекторов и официальных представителей разработчиков аппаратуры и математического обеспечения.

Председательствует на них главный архитектор системы.

Каждый может вынести на обсуждение какую-нибудь проблему или предложить изменения, но обычно все предложения распространяются в письменной форме перед совещанием. Новая проблема, как правило, какое-то время обсуждается. Причем основное внимание уделяется не принятию решений как таковых, а процессу творческого поиска. Вся группа пытается найти возможные решения проблемы, затем некоторые из этих решений передаются одному или нескольким архитекторам, которые превращают их в строго сформулированные предложения, обосновывающие изменения в документах.

Далее начинается процесс принятия решений. Предложения внимательно изучаются разработчиками и пользователями, тщательно взвешиваются все "за" и "против". Если согласие достигнуто - отлично. В противном случае решение принимает главный архитектор. Время не тратится впустую, и решения быстро и широко распространяются.

Решения, принимаемые на еженедельных совещаниях, дают быстрый результат и не тормозят работу. Если кто-либо ими совершенно неудовлетворен, он может немедленно апеллировать к руководителю проекта, но такое случается крайне редко. Подобные совещания очень плодотворны по нескольким причинам:

  1. Одна и та же группа архитекторов, пользователей и разработчиков встречается еженедельно в течение месяцев. Не нужно тратить время на то, чтобы ввести людей в курс дела.
  2. Группа состоит из людей способных, изобретательных, хорошо разбирающихся в проблеме и глубоко заинтересованных в результатах. Ни один из них не выступает в роли "советчика". Каждый уполномочен принимать на себя обязательства.
  3. Когда возникают проблемы, поиск их решения осуществляется как внутри очевидных границ, так и за их пределами.
  4. Формализм письменных предложений позволяет сосредоточить внимание, стимулировать их решение и набежать противоречий.
  5. Законодательная власть главного архитектора позволяет избежать компромиссов и задержек.

По прошествии времени некоторые решения устаревают. Отдельные частные способы решения не удовлетворяют того или иного участника. Другие решения вызывают непредвиденные затруднения, и иногда еженедельные совещания не в состоянии их разрешить. Так накапливается груз мелких жалоб, открытых вопросов или недовольства. Для того, чтобы справиться со всем этим, мы ежегодно осенью проводили сессии "верховного суда", которые длились обычно две недели. (Если бы мне пришлось все начинать сначала, я бы их проводил каждые шесть месяцев.)

Эти сессии проводились непосредственно перед окончательным принятием главных разделов руководств. На них присутствовала не только вся группа архитекторов, представители разработчиков и пользователей, ответственные за связь с архитекторами, но и руководители групп пользователей, сбыта и реализации. Председательствовал руководитель проекта Системы 360. Повестка дня содержала обычно около 200 пунктов, в большинстве своем мелких, которые были перечислены на плакатах, развешенных по залу. Выслушивались мнения всех сторон и принимались решения. Благодаря чудесам машинного редактирования текстов (и прекрасной организации административных служб) каждый участник находил поутру на своем месте новый вариант руководства, уже содержащий вчерашние решения.

Эти "осенние фестивали" были ценны не только принимаемыми решениями, но и тем, что они сразу становились общим достоянием. Каждый мог высказаться, выслушать всех остальных и глубже проникнуть в суть взаимосвязей между решениями.

Совместные реализации

Архитекторы Системы 360 имели два почти беспрецедентных преимущества: достаточное время для тщательной и неторопливой работы и политическое равенство с разработчиками. Разумные сроки были обусловлены графиком выпуска новой техники; политическое равенство вытекало из факта одновременного ведения нескольких разработок. Необходимость их строгой совместимости служила наилучшей движущей силой проектирования.

В процессе создания вычислительных машин почти всегда наступает день, когда обнаруживается, что машина и документация по ее использованию не соответствуют друг другу. В последующем столкновении документ обычно терпит поражение, потому что его переделка обходится гораздо дешевле и требует меньше времени. Не так обстоит дело в случае разработки серии моделей. Тогда задержки и затраты, связанные с принятием серии плохих машин, могут перевешивать задержки и затраты на переделку машин для точного соответствия их документации.

При описании языков программирования следует иметь в виду это обстоятельство. Нужно отдавать себе отчет в том, что раньше или позже, но появятся несколько трансляторов или интерпретаторов, отвечающих различным целям. Описание будет яснее, а дисциплина - строже, если с самого начала ведутся по меньшей мере две реализации.

Журнал регистрации телефонных звонков

Как только начинается реализация, возникает бесчисленное множество вопросов, связанных с интерпретацией решений архитектора, независимо от того, насколько точны спецификации. Очевидно, что многие такие вопросы требуют дополнений и разъяснений в самом тексте документа, другие же просто отражают недопонимание. Необходимо всячески поощрять практику выяснения неясных мест по телефону, когда озадаченный разработчик, вместо того, чтобы действовать наугад, звонит архитектору и получает исчерпывающий ответ. Столь же необходимо осознать, что ответы архитектора на такие вопросы представляют собой вполне официальные и авторитетные заявления, которые следует довести до каждого.

Очень полезен журнал регистрации телефонных звонков, который ведет архитектор. В нем он регистрирует каждый вопрос и каждый ответ. Каждую неделю журналы нескольких архитекторов объединяются вместе, репродуцируются и распространяются среди пользователей и разработчиков. Хотя этот механизм совсем не формален, но он быстр и понятен.

Проверка конечного продукта

Лучший друг руководителя проекта - это его каждодневный противник, независимая организация, проверяющая продукт. Эта группа проверяет соответствие машин и программ их спецификациям и выступает в роли адвоката дьявола, выискивая все почти неуловимые дефекты и несоответствия. Каждой проектной организации нужна такая независимая техническая ревизионная группа, чтобы все было честно. Независимым ревизором в последней инстанции оказывается сам заказчик. В безжалостном свете реального использования выявится каждый изъян. В таком случае группа проверки - это заменитель заказчика. Шаг за шагом опытный проверяющий найдет все места, где слово не было услышано, где проектировочные решения были неверно поняты или неаккуратно реализованы. Поэтому группа проверки является необходимым звеном в цепи, по которой


НазадОглавлениеВперед
КаталогИндекс раздела