КаталогИндекс раздела

          

Почему Microsoft охаивает - и боится - открытый код

Eric S. Raymond
Open Source Initiative

Why Microsoft Smears - and Fears - Open Source
Опубликовано в: IEEE Spectrum, August 2001

В конце марта Microsoft расширила свою войну с открытым кодом запуском пропагандистской кампании, нацеленной на высших администраторов. В речах и пресс-конференциях своих представителей она охарактеризовала Linux и родственные технологии как "неамериканские" и сравнила их с раковой опухолью. Их язык поразительно напоминал параноидальные монологи Главного Американского Джека Потрошителя о советской угрозе в фильме 1964 года Доктор Strangelove или как я научился не беспокоиться и любить бомбу. Усилия Microsoft были направлены на то, чтобы заставить пользователей программных продуктов не сметь использовать открытый код или даже думать об этом, потому что он может осквернить их жизненную среду, заставить выдать все их коммерческие тайны и частные программные продукты в публичное пользование.

Это, конечно, нелепое искажение действительности. Программы с открытым кодом были в основе Internet с самого начала. Любая организация, использующая DNS, электронную почту Internet или WWW полагается на программное обеспечение с открытым кодом каждый день. Компилятор GNU C вездесущ, он есть не только в Linux и других операционных системах с открытым кодом, но и в Solaris от Sun Microsystems и HP-UX от Hewlett-Packard, так же, как и в других коммерческих Unix'ах, традиционно используемых в корпоративных вычислительных центрах. Не было ни единого случая, в котором бы использование этих неотъемлемых инструментов вело к раскрытию коммерческих тайн корпораций или частного программного обеспечения.

Компания сильно постаралась, чтобы смешать использование программ с производством программ, всех лицензий на открытый код с одной лицензией - стандартной публичной лицензией GNU или GPL - которая предписывает, что работы, производные от кода с лицензией GPL, тоже выпускались с условиями GPL. Помимо прочего, эти условия требуют, чтобы исходные тексты программы могли быть доступными для любого, кто их запросит. Но некоторые другие из существующих лицензий для открытого кода не ставят этого условия.

Насаждение страха, неуверенности и сомнения

Атаки Microsoft - классический образец того, что опытные люди называют кампанией FUD (fear, uncertainity, doubt - страх, неуверенность и сомнение).

Логика Microsoft состоит в том, чтобы отрицать, что компания когда-либо включала в состав своих программ открытый код или использовала открытый код в своих целях. Маскировочный покров с Microsoft был сдернуто 18 июня, когда The Wall Street Journal опубликовал то, что общество хакеров, создававших Linux и Internet, зналщ годами: во-первых, что многие из сетевых функций Microsoft Windows имеют ключевые признаки заимствования из открытого кода Berkley Software Distribution (BSD) Unix'а, и, во-вторых, что бесплатная служба Microsoft Hotmail полагается на операционную систему FreeBSD с открытым кодом для своих серверов, потому что системы Windows просто недостаточно мощны, чтобы выдерживать такую нагрузку.

Представители Microsoft поначалу это отрицали. Двумя днями позже они допустили возможность этого. Но у них будут проблемы при ответе на больший вопрос: если программы с открытым кодом хороши для Microsoft, почему компания утверждает, что это плохо для кого-то другого?

Не требуется сверхсложных вычислений или экстрасенсорных способностей, чтобы дать ответ на этот вопрос. Потому что два года назад служащие Microsoft в просочившихся наружу внутренних заметках, ставших печально известными как Halloween Documents, писали, что открытый код представляет угрозу монополии продуктов Microsoft с закрытым кодом, что ее традиционные методы разработки и деловая практика не могут эффективно противостоять ему.

Технически открытый код превзошел продукты Microsoft с закрытым кодом по надежности, производительности и защищенности. Экономически - низкая стоимость и гибкость открытого кода оказались решающим аргументом на таких рынках, как встроенные системы и серверы Internet и обработки данных - таких как машины, поддерживающие службу Microsoft Hotmail.

Потеря доли на рынке

Microsoft по-прежнему владеет 92 процентами рынка персональных компьютеров, но этот рынок насыщается; продажи оборудования сокращаются, и у компании возникает проблема, как убедить массу покупателей ее старых операционных систем - Windows 95, 98 и NT 4.0 - в том, что им необходимо обновить операционную систему. Наоборот, согласно данным от исследователя рынка Netcraft, число машин с Linux, устанавливаемых каждый месяц для Web-сервиса, значительно превышает объемы для Windows 2000. Другими словами, стратегический план Microsoft захватить корпоративные вычислительные центров так же крепко, как и рынок персональных компьютеров, уже решительно провалился.

Более того, согласно другим исследователям рынка, таким как International Data Group в Бостоне и D.H.Brown Associates Inc. в Порт Честере, штат Нью-Йорк, Microsoft фактически теряет долю на рынке корпоративных вычислительных центров, отдавая ее Linux и операционным системам BSD с открытым кодом. Что еще хуже, бизнес программных пакетов выглядит все более проигрышным по мере того, как снижение цен на оборудование подрывает жирные прибыли, которые обеспечивались высокими ценами Microsoft на лицензии Windows и Office.

Стратеги Microsoft могут все это отрицать на публике, но вы можете быть уверены, что они прекрасно осознают проблему наедине. Ими все труднее предсказать, как доход, который питает цены на их акции, будет приходить с тех рынков, которые они контролируют. Это объясняет стратегию сетевых вычислений от Microsoft для "поставьте-имя-компании.NET". Они стараются перенести свою монополию на рынке настольных систем на критические сетевые службы типа цифровой идентификации и аутентификации, пока у Microsoft еще сохраняется ореол победителя и достаточно свободных финансов для такой деятельности.

Борьба с крамольными мыслями

Для таких амбиций открытый код - очень серьезная проблема. Он не просто уменьшает долю Microsoft на рынке, но также ставит под вопрос все предпосылки, которые сделали идею одного большого закрытого производителя привлекательно выглядящей для менеджеров по информационным технологиям (ИТ). А что, если открытые стандарты и тщательный просмотр кода будут достаточно хороши для решения мировых проблем, без единого производителя, ломающего комедию? Что если программы будут товаром с множеством поставщиков, соревнующихся в сервисе? Что если бы нам не надо будет тратить, по оценке Deutsche Banc's Alex Brown, более 30 процентов от ассигнований на ИТ на лицензии и еще 40 процентов на решения проблем по интеграции программ, возникших или обострившихся от невозможности доступа к исходному коду?

Microsoft не сможет жить, если у ее клиентов будут такие мысли. Как допускают Halloween Documents, открытый код технически обоснован, даже непобедим, особенно учитывая то, что рухнули политические и культурные барьеры. То, о чем клиенты сегодня думают, они могут завтра сделать - и когда они это сделают, Microsoft постигнет та же постыдная участь, что и любую другую обанкротившуюся монополию на технологию.

Только на этом фоне отчаянная пропагандистская кампания Microsoft - включая те большие обманы, на которых ее поймал The Wall Street Journal - имеет смысл. Halloween Documents объявляют, что Microsoft должна контратаковать "процесс, а не компанию". Она должна разрушить и уничтожить Internet-культуру, которая рождает открытый код. Она должны сделать открытый код немыслимым или раз и навсегда недопустимым, если хочет, чтобы ее монополистическая модель бизнеса выжила.

Стараясь запугать клиентов словами о том, что все программисты открытого кода - сборище космато-бородых коммунаров со знаменем GPL, замышляющих сбежать с украденной интеллектуальной собственностью каждого из вас - одно из средств атаки. Легко представить себе другое - возможный шквал значительных судебных процессов о нарушения патентных прав или Digital Millenium Copyright Act (DMCA) против как разработчиков, так и больших корпоративных пользователей.

Действительно, может быть единственная причина, по которой мы не видели такой юридической атаки, в том, что уже есть крупные корпорации с достаточно законными интересами в открытом коде (например, IBM), содержащие свои отряды адвокатов. Окопная юридическая войны с противником, близким по размерам к ней - самое последнее, что нужно фирме Microsoft .

Даже если суды не помогут Microsoft, то законодательство штатов может. В обществе сторонников открытого кода существует теория, что портрет Linux от Microsoft рисующий его как "разрушителя интеллектуальной собственности" может быть направлен на федеральное и государственное законодательство так же, как и на корпоративных клиентов. Эти возможности уже продемонстрировали (через DMCA, Universal Computer Information Transactions Act и абсурдные расширения условий авторского права), что они могут действовать совместно с другими средствами борьбы с конкурентами на рынке, если их представить как защиту интеллектуальной собственности. Возможно, на такие последствия и надеется Microsoft.

Если так то, это стратегия с высоким риском, но и с большим выигрышем. У Microsoft получалось лучше, когда она сдерживала кривую роста Linux, в то время как кампания FUD в основном применялась напрямую к крупным клиентам во время коктейлей или игры в гольф и до времени не обсуждала открытый код на публике, как не относящийся к делу. Атакой на открытый код, фокусировкой внимания на его предполагаемых опасностях, стратеги Microsoft начинают публичные дебаты о качестве, которые уже начало негативно сказываться на них самих и становиться опасными для них самих.

Когда истина не друг

Microsoft лжет потому, что истина ей не друг в этих аргументах. И каждый раз, когда она будет поймана на лжи, защитники открытого кода соберутся вокруг Microsoft, распиная ее на собственных искажениях и ошибочных заявлениях. Мы в действительности не должны добиваться в "воздушной войне" пропаганды ничего, большего ничьей. Медленно, но уверенно мы выигрываем наземную компьютерную битву везде, где заработавшиеся инженеры по горло сыты бесконечными перезагрузками, зияющими дырами в безопасности, конфликтами динамически загружаемых библиотек и Синим Экраном Смерти Windows.

У нас, в сообществе открытого кода, есть любимая цитата из Мохандаса К. Ганди о том, когда вы правильно проводите ненасильственные гражданские акции: "Сначала они вас игнорируют. Потом они смеются над вами. Затем они воюют с вами. Затем вы побеждаете." Если Ганди прав, то решение Microsoft о развязывании публичной пропагандистской войны свидетельствует о том, что мы близки к победе.

Это будет хорошо для каждого, потому что (хоть это иногда забывают), аргументы за и против открытого кода - это не просто религиозные разногласия между группами компьютерщиков. Результат имеет значение, он имеет глубокий смысл, и он имеет смысл не только для экономики, но и для будущего вида всей цивилизации. Будет ли инфраструктура коммуникаций открытым форумом миллиардов равных или такой, в которой ключевые каналы заперты порочным симбиозом монополий и поддерживающих их правительств? Будут ли компьютерные пользователи контролировать запускаемые программы или их самих будут контролировать?

Мы в сообществе открытого кода знаем, на какой позиции стоим мы в этих вопросах. Мы знаем также, на какой позиции стоит Microsoft. Победа будет иметь жизненно важное значение.


КаталогИндекс раздела